Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:00 

30 дней.

C. Viper
Глава 2. День 2.

Сегодня он опять проснулся на рассвете – наверное, сказывалась устоявшаяся за две недели привычка. За льняными больничными занавесками невозможно было разглядеть восходящее солнце, но Гокудера имел хорошее чувство времени и мог точно определить – на часах было не позже полпятого утра. Снизу, прямо под окном палаты, тихо переговаривались несколько человек – очевидно, все тех же отлынивающих от работы санитаров. «И чего им не спится?» — подумал Хаято. От скуки он попытался вслушаться в разговор, но голоса звучали глухо и неразборчиво, а вскоре и вовсе затихли.

В наступившей тишине Гокудера снова задремал. Ему снилось что-то невообразимо пестрое и такое же бессмысленное – в ярких картинках угадывались знакомые вещи, но как только Гокудера пытался поймать и рассмотреть их, они выскальзывали из его сознания и удирали. Ему всю жизнь снились сны – никогда черно-белые, всегда цветные – они были похожи на фантастические фильмы, или картины Дали, или музыку Арканджело Корелли и были легкими, словно шелк – память теряла их сразу после пробуждения, не оставляя и следа.

Минут через пять Хаято проснулся от резкого скрежещущего звука под окном. Он уже было подумал, что между санитарами-полуночниками завязалась вооруженная потасовка, но понял, что звук постепенно приближается. Кто-то явно пытался забраться наверх толи по водосточной трубе, толи по пожарной лестнице.

Вандалы? Грабители? Киллеры, присланные по его душу? «Нет, вот это уж вряд ли, — улыбнулся он про себя, — невелика птица». Простые хулиганы? Вероятней всего.

Без оружия под рукой и возможности нормально передвигаться Гокудера Хаято почувствовал себя в западне. Он привык драться, привык защищаться, привык сам нападать, если нужно – но спокойно ждать, или того хуже, прятаться в закрытой комнате, когда рядом потенциальная угроза не стал бы никогда. Он в бессилии злился – на персонал больницы за отобранный динамит, на охрану госпиталя за нерасторопность и на себя – за все сразу.

Добравшись до третьего этажа ночной гость, похоже, остановился. Помедлив секунду, он продолжил забираться выше. Из-за подоконника, в щели между занавесками, сначала показался сначала козырек кепки, затем растрепанная шевелюра и, наконец, лицо.

— Джудайме!! – восторженно воскликнул Гокудера и сел на постели.

К счастью, он не закрывал окно на ночь – на улице уже который день стояла жара, и Тсуна смог спокойно проникнуть в комнату. Пока он, тяжело дыша, перелезал через подоконник и спускался на пол, за его спиной появилась еще одна фигура.

— Ты чего шумишь? – благодаря своему росту Ямамото с легкостью перебрался внутрь комнаты, и теперь отряхивал черные брюки от пыли и ржавчины. – Мы тут и так еле конспирируемся.

— ЭКСТРИМально конспирируемся! – раздалось за окном, и в комнате, наконец, оказался третий – и последний – участник экспедиции.

Хаято взглянул на мечника и иронично повел бровью, будто говоря: «А сами-то»! Тот виновато улыбнулся.

— Сасагава-сан, пожалуйста, не надо кричать! Ты всех сейчас разбудишь. – Тсуна уже немного отдышался.

Рёхей, которого обычно было не остановить, неожиданно послушался и стал расстегивать крепления своего рюкзака. Полминуты спустя он грохнул его на пол с таким звуком, словно тот был набит кирпичами под завязку.

«Он неисправим» — решил для себя Гокудера и улыбнулся.



— Реборн совсем с ума сошел, — рассказывал Ямамото пятнадцать минут спустя, попутно опустошая свой рюкзак. При упоминании имени учителя на лице Десятого появилась гримаса, да и Хранители тоже не выглядели очень довольными — маленький киллер, очевидно, здорово их замучил. – Удвоил тренировки, запретил нам к тебе приходить, пока «не прекратим быть законченными эгоистами».

— Причем тут это? – Хаято прекратил рассматривать принесенные друзьями горы еды и поднял глаза.

— Когда мы привезли тебя сюда и вернулись, он устроил нам настоящий разнос, — продолжил уже Тсуна. – Говорил, что наша алчность заставила нас забыть о главном – о том, что мы команда. И что до того, чтобы стать Семьей, нам еще очень далеко. Если у нас вообще когда-нибудь выйдет.

— Едунда, — нет, перспектива месячного заточения в четырех больничных стенах, конечно, не была ерундой. Но сейчас изменить что-либо было невозможно, а Хаято не хотел чтобы ребята чувствовали себя виноватыми. – Это случайность.

Сам же Гокудера произошедшее случайностью не считал. Он брал всю ответственность на себя, поэтому не видел причины злиться на Хранителей. Годами он учился выживать в самых опасных ситуациях, выпутываться из безвыходных, на первый взгляд, обстоятельств – а тут сплоховал во время обычной тренировки. Да, ему было за что на себя злиться.

— В общем, нам нужно вернуться домой до шести утра, иначе нас хватятся, или вообще Реборн запрет где-нибудь. – Ямамото зевнул и присел на пол слева от кровати – стульев в комнате было только два. – Тебя, кстати, когда выписать обещают?

— Не скоро, — Гокудера отвел глаза. Глядя на него снизу вверх, мечник ободряюще коснулся его руки.

Посидев еще минут пятнадцать, ребята засобирались. Первым в оконный проем нырнул Рёхей, придав себе смелости очередным экстремальным возгласом. Тсуна слезал осторожно, стараясь не смотреть вниз, в то время как добравшийся уже до асфальта Рёхей обещал его поймать в случае падения, что пугало его еще больше.

Ямамото помедлил, застыв в паре шагов от окна. Он, казалось, слишком внимательно рассматривал Гокудеру, что его смутило.

— Я тоже должен попросить прощения, Хаято. В произошедшем есть и моя вина, — он сделал несколько шагов к кровати.

«Ну вот, отлично, — разозлился Хаято, — меня опять жалеют». Он раздраженно фыркнул в ответ.

— Единственное в чем есть твоя вина, Ямамото Такеши, — голос Хаято так и сочился ядом, — так это в кривизне твоих рук, и только. Тебе стоит больше тренироваться.

Мечник повернулся к окну и собрался спускаться, тем более, что внизу его уже давно ждали Тсуна и Рёхей.

— Мы зайдем завтра. Тебе принести что-нибудь? – Обиделся, в глаза больше не смотрит, голос – сухой, без эмоций.

Гокудера уже собрался отказаться от подобной услуги, но вспомнил одну свою идею:

— Фломастеры, если не трудно, — выслушав ответ, Ямамото исчез за подоконником.

Оставшееся время до завтрака Гокудера рассматривал принесенные Хранителями книги. «Таинственный Остров» Жюль Верна, похоже, выбирал Тсуна – приключенческие романы казались подходящими его характеру. «История японских боевых Искусств» явно принадлежала выбору Ямамото, Рёхей же, что не удивительно, ничего не выбрал – Гокудера сомневался что тот прочел в жизни хотя бы одну книгу. Не размышляя долго, Хаято взял второй томик и погрузился в чтение.

Остаток дня он провел за принесенными книгами. Читал он всегда с карандашом, помечая понравившиеся фразы или абзацы, и часто записывал приходящие мысли прямо на полях. Эта участь постигала все книги, что попадали ему в руки, не зависимо, принадлежали они ему или нет, и записи никогда не стирались. По сути, в подобной привычке не было нужды, ведь большинство людей читают книги лишь один раз, но Гокудера Хаято любил перечитывать романы даже больше, чем их читать.

Он вспомнил главное увлечение своего детства – Лохнесское чудовище. Целая полка в его комнате была посвящена инофрмации о его поисках – статьям, книгам, фотографиям и даже пленкам. Позже, в уже зрелом возрасте Хаято, перечитывая свои старые книжные заметки, будто узнавал маленького себя. Гокудера-ребенок показался ему совсем глупым – он не умел строить логические выводы и часто не замечал очевидного, именно поэтому Хаято записывал мысли и надеялся, что через десять лет он прочтет их и скажет что-то вроде: «Каким же идиотом я был тогда!», и окажется прав.

Книга, выбранная для него Ямамото, оказалась неожиданно интересной. Сперва он скучающе пролистнул главы о японских мечах и клинках, останавливаясь лишь на историях из жизни великих самураев, но дойдя до раздела о метательном оружии, он неожиданно увлекся. Он знал немного о сюрикенах, сампо, дзюдзи и иных довольно популярных его видах – его часто использовали в кино и книгах, но такие вещи как шакены, ядзири или бяо (прим. авт – разновидности метательных ножей) он видел впервые.

Увлекшись чтением, Хаято не заметил, как день почти закончился, и солнце стало клониться к закату. Он посетовал, что не попросил Хранителей принести ему сигарет – его запасы почти закончились, а обидевшаяся Кумико вряд ли теперь окажет ему подобную услугу.

«Завтра скажу», — подумал Хаято и улыбнулся – ему нравилось, что он мог быть уверенным в этом «завтра».

Ближе к вечеру в дверь опять постучали.

«Если это опять Хару или Кёко, я за себя не ручаюсь. Я же просил их не приходить!», — разозлился Хаято но все же крикнул, чисто из любопытства:

— Войдите!

Дверь отворилась, и в комнату вошла сестра Хаято.

— Бьянка? – вот ее он точно не ожидал увидеть.

С сестрой у него никогда не было настоящих семейных отношений. После ее «деликатесов» он просто не мог ее терпеть, а до этого их интересы почти не пересекались, да и их дом был достаточно большим, чтобы не надоедать друг другу. Он не собирался общаться с ней после того, как покинул Италию, но она сама нашла его.

«Нет, не меня. Реборна, она прилетела за ним», — всегда поправлял себя Хаято, но в глубине души его задевало безразличие сестры. Тот факт, что она сейчас оказалась в больнице – совершенно одна, по своей воле – позволял опровергнуть мрачную уверенность Гокудеры. Нет, ей не все равно.

Бьянка пришла в защитных очках, избавив Хаято от необходимости мучиться от очередного приступа боли.

— Как ты здесь, Хаято? – за два дня этот вопрос успел уже ему надоесть.

— Отлично. Как дела дома?

— Хорошо. Нана передала тебе печенье, — она поставила корзинку на прикроватный столик. – Такое же, как и вчера.

Закатное солнце отсвечивало от стекол в ее очках, и Хаято не мог хорошо разобрать выражение ее лица, но, кажется, оно было осуждающим. – Что у вас вчера произошло?

Понятно, Хару пришла и устроила истерику, и Бьянка пришла не проведать его – она пришла почитать ему нотации.

— Ничего такого, из-за чего стоило бы утруждать себя приходом сюда, Бьянка.

— Не выдумывай, я просто пришла проведать тебя!

«Ага, конечно», — скептически сказал себе Гокудера.

— В любом случае, тебе не стоило кричать на нее. Ты же знаешь, она бывает несколько несдержанна…

— Давай закроем тему.

Не смотря на мгновенно испортившееся настроение, Гокудера еще минут пятнадцать рассказывал сестре о своей жизни в больнице, стремясь избежать неловкой тишины. Он стал было рассказывать о новой книге и оружии, но Бьянка заскучала и собралась домой.

— Пока, братик. Выздоравливай, — она потрепала его рукой по волосам и собралась уже выходить, когда на глаза ей попалась все та же книга о боевых искусствах.

— Хаято? Кто принес тебе книгу?

Она понимала, что ни Хару, ни Кёко не могли выбрать что-то подобное. И она, похоже, была в курсе запрета Реборна.

— Местная медсестра дала почитать, — она, кажется, поверила.

Примерно через три часа после ухода Бьянки пришла Кумико – заступила на ночное дежурство. Она, похоже, уже не обижалась.

— Вчера утром, как раз перед концом смены привезли ну просто клинического идиота, — не стесняясь выражений, заявила она прямо с порога. – Мне пришлось час убеждать его, что он не умирает. Насмотрятся сериалов, а врачам голову морочат своей паранойей.

— Ты, насколько я помню, не врач? Или за ночь что-то изменилось? – не смотря на собственную язвительность, он был рад ее видеть.

— Врач, не врач, а разбираться приходится мне. Как ты тут без меня?

— Цвету и пахну. Ты знаешь, как оказалось здешние медсестры не слишком много проводят времени с пациентами. С чем связано такое внимание к моей персоне?

— Я все еще надеюсь развести тебя на покурить, — отшутилась Кумико и ушла в сестринскую, готовиться к обходу.

В эту ночь Гокудера Хаято спал крепко и без сновидений.

@темы: KHR, fanfiction

URL
Комментарии
2010-08-25 в 15:04 

TeoDess
Мой Ангел Хранитель работает на полную катушку
интересно будет узнать как будут развиваться события) хотя итог из шапки понять и так можно, но читать подобные фики, построенные на неторопливом и подробном описании жизни персов, для меня сплошное удовольствие)))

2010-08-25 в 22:21 

C. Viper
Amneziya~, мне тоже такое нравится, но почитать - не нашла, решила сама побаловаться немного)

URL
2010-08-26 в 17:41 

TeoDess
Мой Ангел Хранитель работает на полную катушку
C. Viper ооо как я понимаю))) порой хочется чего то, а нигде нет) я бы тоже побаловалась писаниной, но вот своих мозгов на интересный сюжет не хватает))

   

Капитан без команды и без корабля.

главная